Интервью с графическим дизайнером Светланой Корнеевой

d8c87359285931ecc605acc2aba9f3f4

Светлана Корнеева – дизайнер, каллиграф и одна из самых талантливых учениц Евгения Добровинского, который не перестает восхищаться ее способностью абсолютно одинаково писать правой и левой рукой. В профессию она пришла далеко не сразу. Сначала получила диплом астронома Казанского университета, затем два с половиной года занималась наукой, и только потом решила полностью поменять жизнь, уехать в Москву и посвятить себя творчеству. В Bratec Lis School Светлана ведет курс «Основы каллиграфии», где учит техникам Итальянский курсив, Английский курсив, Римский капитальный шрифт, Брашпен и Готика. Мы попросили Светлану рассказать о ее долгом пути от науки к искусству, любимых занятиях и планах на будущее. 

09a9f6d6d476e5bcab6084f2dc89fdbe

В детстве у меня было два основных занятия: с одной стороны, художественная школа и кружки батика и гобелена, а с другой – с тринадцати лет я занималась в астрономическом кружке. Потом искусство начало казаться мне чем-то старомодным, и я выбрала науку: закончила Казанский университет, поработала по специальности. Но все решили деньги – моей зарплаты ученого хватало ровно на неделю. И тогда я решила сделать творчество своей профессией. 

5a244073c24c9bc21266692321df7177

В дизайн я пришла практически с нулевой подготовкой, знала только графические программы. И, хотя заказчики были довольны, через несколько месяцев поняла, что все еще ничего не знаю и надо идти учиться. Так я поступила на курсы графического дизайна в Полиграфический институт, где получила базовые навыки. Но этого тоже оказалось недостаточно. Тогда стало понятно, что это только начало, и мне захотелось учиться дальше. 

Может быть, курсы дизайна дали мне меньше, чем я хотела в профессиональном смысле, но зато они подарили мне очень хороших друзей. Вот с ними-то мы и поехали в Херсонес на Бархатную школу каллиграфии. Там я и познакомилась с Евгением Максовичем Добровинским. Потом была выездная школа по винной этикетке, а потом я в течение года пыталась писать самостоятельно. Купила перья, книжки – и начала работать. Мне казалось, что это очень просто. Есть же образцы, прописи, ну что еще нужно? Примерно за год практики я перепробовала все почерки, перья, способы – все выходило криво, и было совершенно непонятно, как с этим бороться и что делать. И тогда я пришла в школу Евгения Добровинского, где начала, как все, с «палочек». Кстати, очень кривых. 

4dc1ceee26acfffe930faa0bebbc6c14

Каллиграфия – это занятие на всю жизнь, тут никогда нельзя выучиться до конца. Мы все время учимся – друг у друга, у старших коллег или у приезжающих «звезд». Например, я участвовала в воркшопах Massimo Polello, Denis Brown, Christopher Haanes, и это был очень полезный опыт. Сейчас я редко бываю на занятиях Евгения Максовича, о чем очень жалею, ведь учиться еще нужно очень многому. Но работа в журнале и преподавание отнимают все время. Хотя в его Каллиграфическом балу я стараюсь участвовать. Это главное событие для российских каллиграфов, которое проходит раз в год – где-то в январе-феврале. В нем принимают участие студенты школы Евгения Максовича – как начинающие, так и те, кто пишет уже давно. 

Мое основное место работы – дизайнер в интерьерном журнале. Иногда я пишу заголовки для статей, подписываю приглашения или конверты, как-то еще применяю каллиграфию в своей работе. Но дизайна в ней все-таки больше. В свободное время преподаю каллиграфию, так как не могу представить свою жизнь без любимой профессии. 

Своих учеников я всегда готовлю к тому, что каллиграфия – дело длительное и серьезное. Труда в него нужно вкладывать очень много, а быстрых успехов лучше не ждать. Для меня это сродни медитации – погружение в очень особенное состояние покоя и сосредоточенности. Ну и своего рода маниакальная зависимость. Помню, как в самом начале я вставала в шесть утра и бежала к столу, чтобы успеть что-то написать перед работой. 

Конечно, на мой курс чаще приходят те, кто хочет просто научиться красиво писать, но сейчас все больше становится тех, кто хотел бы использовать каллиграфию в своей работе. В основном это дизайнеры, иллюстраторы, декораторы и люди, которые занимаются каким-либо Handmade. Были и такие, которые учились для того, чтобы потом научить своих детей.

abce4a7ccea827b057255e466a74fd44

Конечно, люди, которые приходят с какой-то целью, остаются надолго и изучают предмет более глубоко. Ну, и не последнюю роль играет художественная подготовка. Каллиграфией вполне можно заниматься без нее, но у людей с художественной школой за плечами дело обычно идет быстрее. 

Часто каллиграфию ассоциируют с Востоком, но мне кажется, что это просто дело моды. С конца девяностых все стали увлекаться чем-то восточным, чаще китайским: китайская медицина, китайская гимнастика, китайская живопись… ну и китайская каллиграфия заодно. Сейчас эта мода немножко поутихла, но ассоциации остались. А вообще шрифты бывают самые разные. И средневековые, и современные, и западные, и восточные. 

Помимо каллиграфии и дизайна, я очень люблю работать руками: шить, заниматься пэчворком и вышивкой. Очень нравится иллюстрация, но все успеть невозможно. Хотя, вдруг я еще сменю профессию. Один раз я ее уже меняла, и никто не может знать, что ждет его впереди.

Графический дизайнер Светлана Корнеева:

2961be90b0f7034ec6df0c2041488a1d0225cd21a7f9729c90c633b1ad9272ee020ef446e3617b4118758f84b0afda5d7b092803fac6db97ab56e4a09a20952ef438e06f8057784d6da9e4cfecaf24d40a15473a86d1972382bb40a2751cd65ff7db584fe4bf3f37f33e58c80028d2ef0b4deb2dc031432bc971f3777c04a6c9f3f56d84deb4e3fe46c4825b2228f002108499624edda09979fbecc142be69ba8a401fe6ce63fabb83e0b91835cba50ec0e8245208a23b18fa118d866f22fa3e4fc00d06ea38b6c90a8cdc9cca34bc07

Bratec Lis School
текст: Анна Слапиня